Форум » Суфизм » Ходжа Ахмед Яссави » Ответить

Ходжа Ахмед Яссави

Idris: Ходжа Ахмед Яссави Ходжа Ахмед Яссави родился в Испиджабе (ныне г. Сайрам) в 1103 г. Его полное имя Кул Ходжа Ахмад ибн Ибрахим ибн Махмуд Ибн Ифтихор ибн Исхак хазрати ал-арифин Ахмад Яссави. Он прославился в Маверауннахре под именами Хожа Ахмад Яссави, Кул Хожа Ахмад, Хожа Ахмад еще при жизни. Его отец Ибрахим ибн Махмуд Ифтихор являлся потомком пророка Мухаммада в одиннадцатом поколении. Мать его Карасачайим была волевая, мудрая женщина. Первоначальное образование получил у своего отца шейха Ибрагима. Дальнейшее образование и воспитание ему дал Баха ад-Дин Испиджаби, известный ученый из ханафитского мазхаба. После этого он отправился в Отрар к знаменитому Арыстан Бабу, который в то время был руководителем местных мубайидитов. Ходжа Ахмед Яссави скрупулезно перенимал у него житейскую и духовную мудрость. После смерти учителя Ахмед Яссави направляется в Бухару, которую мусульмане всего мира называли куполом ислама. Здесь он нашел достойного учителя в лице знаменитого шейха Ходжа Юсуфа Хамадани, возглавлявшего в то время известную школу мистиков, решивших посвятить себя поиску единения с духом Аллаха. К этому их призывали шейхи-суфи. Суфизм был новым мистико-аскетическим течением в исламе. В Центральной Азии суфизм получил распространение в IX - X вв., что выражалось в создании школ отдельных суфийских толков, оформлявшихся в ордены, во главе которых стояли наставники, называвшиеся в арабоязычных странах шейхами, в ираноязычных шейхами и пирами, а в тюркоязычных шейхами, пирами, ишанами, баба, ата. Наиболее распространенные в Центральной Азии ордены - накшбандийа, йассавийа, кубравийа. При этом религиозные направления мубайидитов, исмаийлитов, караматов существовали одновременно с учениями шафийтского, ханафийтского мазхабаов и др. Ходжа Ахмед Яссави посвятил всю жизнь, все силы объединению родственных народов, созданию духовного единства на фоне многочисленных религиозных течений. Из рукописных источников, полученных от прежнего имама Туркестана Абд-ал-Кадыра, известно, что жители Туркестана в течение многих лет противостояли Ходжа Ахмеду Яссави, и ему пришлось пройти сложный, многострадальный жизненный путь. Ходжа Ахмед Яссави был не только религиозным деятелем, но и замечательным поэтом, философом. Он тонко подмечал все стороны окружающей его действительности. Его волновало все: и мирская жизнь, и судьба правителей, и судьба самого народа. Будучи мудрейшим человеком, он понимал жизнь во всех ее проявлениях: и внешних - как мыслитель, и внутренних - как духовное лицо, имеющее связь с высшим духом природы. Произведения Ходжа Ахмеда Яссави - стихи, диваны, рисаля - были широко популярны среди местных жителей. Он выступал не только как духовный наставник, но и как мудрый государственный деятель. В своих духовных проповедях, стихах и трактатах он откликался на злободневность, когда чувствовал, что может сказать народу свое откровенное слово. Ходжа Ахмед Яссави призывал народ быть терпимым к людям иной веры: Если будет перед тобой Неверный, не делай обиду ему. От сердца жестокого, от души обидчика отвращается Господь. О, Аллах, истинный! Такому рабу уготована преисподняя ада! Он считал, что человек – самое прекрасное творение аллаха и поэтому его надо беречь и уважать. Человек создан аллахом из глины, но аллах велел духам, созданным из света, поклоняться человеку. Этим Яссави хотел доказать, что человек – самое существенное, ценное создание аллаха и к нему надо относится с великим уважением. А дьявол (Иблис), который отказался принять это, был изгнан из высшего мира. В мудрых изречениях Яссави центральной идеей является утверждение величия человека и создателя этого мира. В сущности, лейтмотивом всего творчества Яссави является утверждение того, что человек – высшее существо и к нему необходимо относится с глубоким уважением, и его надо беречь и сохранять. Другая отличительная черта творчества А. Яссави состояла в том, что в этом «тленном» мире существует несправедливость, которую необходимо искоренять с тем, чтобы человек никогда не страдал от этого недуга. Таковы взгляды знаменитого богослова Туркестана, перед именем которого склоняют головы все люди мусульманского мира. Яссави в своем вероучении органически сочетает мировоззрение ислама с местными религиозными верованиями и народными традициями. Его учение так широко распространилось среди всех слоев населения, что в дальнейшем трудно было отличить его взгляды от народных. Это – самая важнейшая сторона тариката Яссави. Дело в том, что учение Яссави было ближе к обрядовой практике народов, нежели суфийскому методу и пути познания хакиката (аллаха). По признанию виднейших специалистов, А. Яссави ввел в обряд суфизма нововведение, которое заключалось в том, что при отправлении Зикра требовалось особое произношение. В его знаменитом сборнике «Диван и- хикмат» (Собрание мудрых изречений) в очень простой доступной форме нашли воплощение теоретические принципы ислама и его собственного учения. Под влиянием восточной поэзии они изложены в стихотворной форме, которая требовала большого труда и тонкого изящного изображения сложных мыслей и взглядов. Учение Яссави было широко распространено в Восточном Туркестане (в Китае, Казахстане, Малой и Центральной Азии) вплоть до 17 века и играло важную роль в укреплении позиции ислама в этих регионах. Его учение как бы соединяет, синтезирует теоретические положения ислама с народными местными тюркскими традициями и поверьями, а также шаманистскими верованиями, которые имеют глубокие древние корни и существует до сих пор среди народов центральноазиатского региона. Об этом свидетельствуют различные ритуальные обряды, относящиеся к суфизму, в частности тарикату Яссави. В его учении центральное место занимает аскетическое уединение для медитаций. В целом А. Яссави своим творчеством и деятельностью создал целую эпоху в культурной и духовной жизни не только народов Центральной Азии, но и во всем мусульманском мире. Его тарикат как бы составляет одну из значительных ветвей суфизма и суфийского учения. Согласно легенде, Яссави вынужден был уйти от мирской суеты для служения Всевышнему. Он поселился в подземной келье города Яссы, около мечети, где и провел остаток жизни. В 1166/67 г. Ходжа Ахмед Яссави умер и как великой святой был похоронен в городе Яссы в сооруженном для него мавзолее, который впоследствии превратился в место массового паломничества и поклонения мусульман.

Ответов - 4

Idris: "Диван-и Хикмет" "Диван-и Хикмет" - не просто памятник религиозной суфийской литературы, они являются одним из древнейших тюркоязычных памятников и, по мнению многих тюркологов, относятся к караханидской литературной традиции. Истоки его стихов находятся и в шаманских песнях тюркских кочевников. В языке его стихов есть кыпчакские элементы. Знаменитые "Диван-и Хикмет" - общее наследие тюркоязычных народов, они передавались из уст в уста, из поколения в поколение, призывали народ к честности, справедливости, доброжелательности и терпению. Исторические документы свидетельствуют, что "Хикметы" переписывались множество раз, редактировались, дополнялись. Рукописи "Диван-и Хикмет" хранятся в основном в библиотеках Ташкента, Санкт-Петербурга, Стамбула. В хранилищах рукописей Санкт-Петербургского отделения ИВ РАН находятся 23 списка "Диван-и Хикмет", относящихся к XVIII-XIX векам. Ташкентские списки хранятся в рукописном собрании ИВ АН Узбекистана, Институте рукописей (56 экземпляров). В основном списки относятся к XIX веку. Кроме рукописных списков, в Казани издавались стихи Ахмеда Яссави арабской графикой. Наиболее полное издание содержит 149 "Хикметов", датируемых 1896, 1905 гг. В настоящее время "Хикметы" сохранились во многочисленных списках. В разные периоды ученые посвящали исследования и статьи гениальному поэту, философу. В последние десятилетия "Диван-и Хикмет" несколько раз переиздавались как за рубежом, так и в нашей стране. В этом произведении обобщены основные положения ясавийского тариката. Хикметы проповедовали ислам и способствовали укреплению мусульманства в народе. Среди тюркоязычных народов "Диван-и хикмет" называли "Корани тюрки", так как именно они восприняли Коран через "Хикметы" Ходжа Ахмеда Яссави, поэтому тюрки стали называть его "Хазрет Султан" - "Святой Султан", а Туркестан второй Меккой.

Idris: 1 Хикмет 1. "Бисмилля" - произнеся, начал я песнопение моих хикметов. 2. Камней драгоценных россыпь передал я ученикам. 3. И душу утруждая, глотая кровь свою, тоску вдыхая, 4. Открыл слова "Писания второго" я. 5. Не выбирая публику, я слово произнес, 6. Открыто, привязывая души близкие друг к другу, 7. И, приласкав ладонью головы сирот и обездоленных и нищих, 8. Бежал от тех, кто крепок в претензиях своих. 9. Везде, где встретится тебе учтивый странник, 10. Доверенным лицом его ты стань. 11. В день Страшного суда будь ближе к Богу, 12. От Я-якающей толпы бежал. 13. Пророк ведал о сиротах, бедняках, бездомных, 14. В тот вечер вознесясь на небеса и узрев Лик. 15. И возвратившись, не забыл о бедном люде. 16. Понял я нужды обездоленных людей теперь. 17. Будь рядом с ними, коль мусульманин ты, 18. Внимай читающим Коран и заповеди Его Пророка. 19. И, награжденный согласием в душе, лети судьбе навстречу. 20. Взлетев, я пил вино, что радует собой. 21. Пророк, явившись в Медину, стал бездомным, 22. Сгорая от любви, страдая без приюта, 23. В гонениях обрел он силу в Боге, и это ясно. 24. Вот, дом покинув свой, вступил на тяжкий путь я. 25. И если станешь ты разумен, то полюби бездомных, 26. Как Мухаммад, иди от человека к человеку и собирай сирот, 27. Скрывайся от невежд, от алчного панибратства. 28. Я спрятался и, как поток могучий, стал выше берегов. 29. Как дар, врата любви открыл мне халиф Али, 30. Склонил мне голову и в тот же миг велел сравняться с пылью. 31. И черный дождь из стрел проклятья накрыл меня. 32. И взяв копье, на него нанизал в себе я сердце, печень. 33. Притязания мои еще крепки, и горек мой язык, и сам я злой, 34. Ученый лживый, не преклонивший разум свой при чтении Корана. 35. Душа моя - жертва, не стану сожалеть о нажитых стадах. 36. Лишь Истины страшась, сгорел я без огня. 37. Достиг мой возраст 63-х лет, так внезапно. 38. Остался я невеждой, не припавшим крепко к Истине, 39. Не убив плоть свою в постах, в молитвах, стал я язычником. 40. В поисках внутренней веры пришел к достойным лицам я. 41. Уа, как жаль, не пригубив вина любви… 42. Не избежав семейных уз и дома, где дети и добро, 43. Не став преступником, не будучи виновен здесь ни в чем, 44. Я следовал за сатаной и устрашился потерять я душу. 45. Вложил в меня веру внутреннюю и наградил печалью 46. Пророк, велел готовым быть миг каждый, и принял опий, 47. И уходя, отметив во мне вину от сатаны. 48."Слава Аллаху" - заря внутренней веры открылась для меня. 49. Я поспешил на услужение Пророку, 50. Служа ему, я, не смыкая глаз, едва держался на ногах. 51. С опорой на любовь, прочь гнал я сатану ударом. 52. Затем я, крыльями взмахнув, взлетел. 53. Сироты и бездомные пусть будут радостны. 54. С силками на шее, пусть станет жертвою душа другая. 55. Найдешь родную душу, узнай ее как можно ближе, гость. 56. Я повторяю лишь слова, услышанные мной от Истины. 57. О всех бездомных, нищих и сиротах ты узнавай повсюду, 58. И будет, видя этих странников, доволен наш Создатель. 59. Эй, несведущий, Он воспитает тебя и без примера Сам. 60. Словами Истинного Мухаммада говорю я это. 61. В 7 лет с приветствием пришел я к Арыстан-бабу, 62. Потребовав оставленный мне Мухаммадом залог. 63. В то время я 1001 раз свершил поминание имени Всевышнего. 64. К Аллаху лицо свое я обратил, претензиям своим я положил конец. 65. Дав финик мне, он погладил голову мою и стал моим опекуном. 66. Но наступил срок отправиться ему в мир иной. 67. Он, попрощавшись, оставил эту землю. 68. Познал я школу у него, и кипел, и жаром переполнен был. 69. Я суть постиг, читая в Коране: "Воистину, Аллах даст настоящую тебе победу". 70. Пролил зарю: и, став никем, увидел Лик я. 71. Удар муллы велел мне: "Тихо", - и я смотрел, не отрывая глаз, 72. Мой мозг окаменел, я, потеряв себя, стоял. 73. Невежда, суть в этом, так сказано мне было, и я узнал. 74. Потом в степи пустынной я ел острец-траву, блуждая. 75. Он дал мне мощь, и оседлал я сатану, 76. И нагрузил его, и сдавил ему поясницу, и придавил совсем. 77. И исполняя зикр, я стал юродивым, 78. Ни слова, кроме имени Аллаха, не говорил я. 79. И в ученичестве своем был бабочке подобен, летящей на огонь. 80. И вот горящим угольком лечу я. 81. Навязчивую славу обходя, я стал младенцем, 82. Я стал открыт, твердя одно: "Алла, Алла" 83. Душою, посвященной лишь Аллаху, стал чист я. 84. И вот слагаю песнопение во имя Всевышнего Аллаха. 85. Стремись не оскорбить ты и язычника, не знающего обрезанья. 86. Притязания крепки, Бог отречется от тех, кто угнетает своей верой. 87. Таких своих рабов Аллах заставит горевать. 88. От мудрецов я слышал эти изречения, и вот я говорю. 89. Держась за правоверных, стал правоверным сам, 90. Сойдя под землю, я наполнился зарей. 91. И песнопениям суфийским близок стал. 92. Желания свои мирские истыкал я копьем. 93. Притязания мои толкнут меня в могилу, с пути сбивая 94. И с умилением следя, к беде сведут народ. 95. Не поминающие имя Бога, поют приветствия лишь сатане. 96. "Готов!" - воскликнув, я свернул головки притязаниям своим. 97. Да, жизнь твоя прошла в невежестве, раб Ходжа Ахмед, 98. На коленях и с печалью, без света в глазах, 99. Все время с тоской, с раскаяньем. 100. Спасенья нет, в путь двинул караван я свой.

Idris: 2 Хикмет 101. Да, друзья, услышьте мой завет. 102. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 103. Мой дух при вознесении оглядел Пророк. 104. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 105. И Джебраилу ангелу Пророк задал вопрос: 106. Зачем здесь этот дух без тела, но с обликом, 107. Глава народа со слезами на глазах и с чистою душой? 108. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 109. Ответил Джебраил: ведь дело правоверного есть Истина для вас, 110. Взойдя на небо, у ангелов возьмет уроки. 111. Наградой плачущим да будут семь табаков. 112. Вот повод, и я сошел под землю в шестьдесят три. 113. Своим подарком мне оставил истинный Пророк калам. 114. Затем и вскоре все духи приветствовали меня. 115. И весть рекою полноводной достигла Прощающего Аллаха. 116. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 117. Я жертвой предстал во имя Милосердного Аллаха. 118. Твори же зикр, таков указ был, и душа моя растаяла. 119. Дитя мое, сказал Пророк, и выделил мне долю. 120. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 121. Так выйди через четыре века для торжества ислама, 122. Указывая путь народу, как долго это будет надо. 123. Служи четырнадцати тысячам идущим за тобой. 124. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 125. Вот девять месяцев и девять дней, как я сошел под землю. 126. И на девятый час молитвы взлетел на небо. 127. И в космосе преодолел ступени я к открывшемуся трону. 128. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 129. Над космосом читал намаз я, преклонив колени. 130. Был полон благодарности и плакал я, глядя на Истину. 131. Я видел суфиев с притворною любовью и отстегал их. 132. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 133. С душой не распрощавшись, взывали они "Ху-Ху". 134. У нерешительных не спрашивай дороги на своем пути, 135. Нашедший Истину скрыт сам и скрыты его слова. 136. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 137. Когда исполнился мне год, дух некий мне долю выделил. 138. В два года проведали меня пророки, 139. В три года скрытые имамы изволили узнать мое состояние. 140. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 141. В четыре года я финик получил от истинного Мухаммада. 142. Показывал заблудшим я дорогу и направлял их. 143. Куда бы ни держал я путь, мне спутник - Хидр. 144. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 145. В пять подчинил себя законам шариата, 146. Пост стал моей привычкой на дороге веры. 147. И день и ночь молился с зикром и наслажденье познал. 148. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 149. В шесть лет я спешно удалился от людей, 150. На небе брал уроки я у Царя ислама. 151. Со всеми распрощавшись, восчувствовал я страстное желание. 152. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 153. Когда исполнилось мне семь, нашел меня Арыстан-баб, 154. Все тайны рассмотрев мои, свернул их вновь. 155. Слава Аллаху, я видел, сказал и возлюбил мои следы. 156. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 157. И принял ангел смерти душу Арслан-баба, 158. И девы рая из бархата нежнейшего ему саван скроили. 159. И тут же слетелись семьдесят тысяч ангелов. 160. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 161. Под погребальные молитвы он поднят был из могилы, 162. И в рай в мгновение одно доставлен. 163. Доставлена его душа на небеса. 164. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 165. Взывая "Алла, Алла", из-под земли он вышел к приюту своему. 166. И стражи врат небесных спросили о его вере. 167. Арслан-баб назвал ислам. 168. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 169. Коль есть в тебе благоразумие, служи общинам. 170. Держись следов ведущего столпа Ислама Амир Магруфа, 171. Уважь столпа Ислама Нахи Манкара выводящего. 172. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 173. В семь лет на семь сторон открылись мне пути, 174. И Свет пролившийся велел слагать хикметы мне. 175. Слава Аллаху, мой Бог мне дал испить вино, 176. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 177. Склони же голову пред Мухаммадом Истины, 178. Куда б ни шел ты, характером своим ты уваженье прояви, 179. И будь послушным, уповая на Мухаммада. 180. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 181. Без колебаний в девять лет я выбрал путь, 182. Носились как с молитвой все со мной, 183. Не в радость мне такое стало, и я бежал в пустыню. 184. На том сошел под землю я в шестьдесят три. 185. Я в десять юношею стал, Раб Ходжа Ахмед. 186. Но был нетерпелив я в возведенье минарета святости. 187. И если ты лишь на паломничестве станешь, то горе тебе. 188. На том сошел под землю я в шестьдесят три.

Idris: 3 Хикмет 189. Пришло известие мне в начале назначенного рассвета, 190. Слагать и петь мне велено во имя Аллаха песнопенья, 191. Прошел трясину я соблазнов на своем пути. 192. Вот почему я для любви создал помост. 193. В одиннадцать лет Его милосердие меня переполнило, 194. И произнес я: "Алла", - и бес отбежал от меня далеко, 195. Стихли страсти, и зазнайство стекло с меня. 196. В двенадцать лет познал я эти тайны. 197. В тринадцать укротил в себе влеченья все земные, 198. Сто тысяч бед, вылавливая, я принял на себя. 199. Заносчивость с себя я, сбросив, растоптал. 200. В четырнадцать к могильному я праху с ласкою приник. 201. В пятнадцать небесные сошли ко мне и юноши и девы, 202. И проявили уваженье, головы склонив и руки к сердцу прижимая. 203. От ангела рая Фардуса пришло известие, 204. Я все оставил ради Лика. 205. В шестнадцать все духи отдали доли мне. 206. О диво! Явился человек и произнес: благословенье. 207. Дитя мое, сказал, обняв меня за шею, обрадовав меня. 208. В семнадцать я встал на Туркестане. 209. Я с сорока праведниками в восемнадцать испил вино, 210. И в песнопениях с готовностью достиг я восхищенья. 211. Дал долю, в раю я дев небесных назвал по именам. 212. Я видел лик Мухаммада Истины. 213. И в девятнадцать все семьдесят посвящений были спеты. 214. И песнопения очистили мой внутренний дворец. 215. И где б я ни был, мой пращур Хидр был рядом, 216. Был милосерден, дал вино, насыщен я теперь. 217. Исполнилось мне двадцать лет, пою я посвящения, 218. Слава Аллаху, я всю исполнил Твою работу. 219. И птицы летящие и насекомые приветствовали, 220. Таким вот образом я близок к Истине стал. 221. Не мусульманин тот, кто не роняет слез при чтении хикметов, 222. Если не внемлет словам почитания, 223. Если не проникся смыслом аятов и хадисов. 224. Я видел чудеса над космосом. 225. Увидев чудо, говорил я с Истиной. 226. Встречался со ста тысячами ангелами разными. 227. Таким вот образом я Истину назвав, искал. 228. Я душу и тело пожертвовал ради Него. 229. Раб Ходжа Ахмед, достиг ты двадцати пяти лет, 230. Что предпримешь ты, ведь твои долги гор тяжелее. 231. В День Судный мой Господин, дающий муки, Предопределение. 232. Эх, друзья мои, как отвечать мне?



полная версия страницы